РЕКЛАМА:
бнд 90/130
russbitum.com
Установка ГБО Brc в Спб. Для тех, кто Ценит качество во всем
avtogaz-spb.ru
Поможем купить аптеку или продать аптеку. Фарм аудит. Повышаем прибыль
russianhunt.ru
Инфо-партнер:

Маршруты

06 Октября

Турецкие берега

Наш экипаж, за исключением шкипера, – новички, ни разу толком не нюхавшие моря. Это наша первая морская практика – впереди промозглая московская зима и курс теории в «Центре морского права», изучение навигации и всего необходимого, чтобы потом, весной, пойти на яхте и сдать экзамен на шкиперов IYT. По этому сертификату чартерные компании будут предоставлять нам яхты уже для самостоятельного плавания.

По программе обучения нам надлежало своими глазами увидеть, что такое яхта, и понять, почему она не тонет, будучи явно тяжелее воды, да еще с нами на борту.

Гечек - старинная рыбацкая деревушка, сегодня одна из лучших марин Турции

Гечек - старинная рыбацкая деревушка, сегодня одна из лучших марин Турции

День первый. Гечек
Мы берем яхту в Гечеке. Это деревня пенсионеров и яхтсменов. Не так давно до забытой богом рыбацкой деревушки докатился туристический бум, и теперь здесь на одну улицу приходится три марины высокого европейского уровня. Тихие уютные рестораны и сотни парусов на горизонте, отсутствие больших отелей и дискотек, настоящий рай для пенсионеров.

Bavaria 37 по имени Orla Grey ждала нас у причала, пока мы закупали продукты, едва поместившиеся на мотороллер с прицепом. После получасовых сборов и небольшой речи шкипера, посвященной технике безопасности, мы отходим от пирса.

На море штиль. Даже скучно! Идем на восток к о-ву Гемилер. Якорная стоянка – в проливе между островом и материком. У берега стоят несколько «гулет» – традиционных турецких парусников с туристами на борту. Подходим уже в сумерках – в местных широтах темнеет быстро. К счастью, из-за горного массива выплывает огромная луна, и в ее серебряном свете мы становимся на якорь, закрепляя кормовую оттяжку на скрюченном оливковом дереве.

о. Гемилер

о. Гемилер

День второй. Гемилер
Полночи не давали спать праздновавшие день рождения немцы на гулете.
При солнечном свете понимаем, что лодка стоит чуть ли не а затопленной келье разрушенного монастыря. Его полуразрушенные стены уходят в воду вдоль всего берега. Монастырь построили а VI а., когда христианство укрепляло свои позиции в Восточном Средиземноморье. Не случайно многие храмы на Гемилере несут отпечаток античной архитектуры.

Надо быть настоящим художником, чтобы описать виды, открывающиеся с Гемилера, – на вершине горы захватывает дух от безбрежных морских просторов. Далеко внизу царапает штилевую поверхность маленькая яхточка, а слева из пучин вздымается трехкилометровая вершина Олю Дениза.

Гемилер иногда называют островом Святого Николая. К подножию горы ведет длинная галерея, местами на ней сохранились мозаичные панно и потертые фрески. Вокруг – остатки разрушенных домов, поглощенные лесом и увитые плющом стены...

От Гемилера отходим на запад, предварительно утопив ведро. Непривязанное, оно мгновенно ушло на глубину.

Вечером планируем стать около местечка Якинчик – это на полпути до Мармариса. Ветра мало, и снова идем под мотором. Экипаж устал от безветрия и тихо ропщет.

К Якинчику подходим на закате. Держим курс не на город, а вправо, к ресторанчику на склоне горы. Владелец оборудовал неплохой причал, кладем якорь и со второй попытки швартуемся кормой Стоянка бесплатная, но если хочешь набрать воды или подключиться к сети, придется заплатить лир двадцать. Ресторан чуть выше причала такой же стильный, как и все на этой стоянке. Оформлен под крепость с грозными стенами и мощеными дорожками. Кормят вкусно, но и цены здесь тоже «стильные»...

День третий. Мармарис
Встаем рано и обнаруживаем, что берег гудит от сотен ос и пчел. Ощущение, что стоим в огромном осином улье. Выяснять причину происходящего нет ни времени, ни желания – шкипер, едва продрав глаза, приказывает отдать кормовые и поднять якорь. Резво отваливаем, увозя с собой десятки ползающих по кокпиту насекомых. Их сдувает по одному, пока выходим в открытое море. Грустно смотрим на большую скалу – планы подняться на нее и сфотографировать окрестности растворились в осином гуле.

Наконец-то приходит легкий ветерок. В Мармарисском заливе он свежеет, и мы до вечера крутим оверштаги и фордевинды. К вечеру тренировка усложняется – в залив выходят рыбацкие лодки, и мы маневрируем между ними и огромным контейнеровозом. Заходя к нему с кормы, видим порт приписки – Батуми. У грузин, похоже, проблемы – они стоят здесь уже не первый месяц, и красно-белый флаг «революции роз» вяло висит над водой.

Основательно уяснив, чем бейдевинд отличается от галфвинда, идем в Мармарис, в Нетсель-марину. Полукругом вдоль бухты – сотни отелей. Летом побережье гудит, но сейчас – мертвый сезон, а вот яхты идут нарасхват, и цены а чартерных компаниях держатся высокие.
 
Осенний Мармарис прекрасен – тихо, мокрые мостовые, пахнет дождем и хвоей – особое очарование курортного городка в межсезонье. На знаменитой Бар-стрит с сотней дискотек и баров чуть слышна музыка. Не то что летом, когда прибрежные горы до рассвета вибрируют в такт современным ритмам.

В марине встречаемся с русскими ребятами-шкиперами и до поздней ночи поем под гитару песни. Наступает очередь немцев с соседних лодок недовольно ворчать в наш адрес.

День четвертый. У Хасанки
Утром берем прогноз на ближайшие дни. Ничего путного: на море – полное безветрие, и только к концу недели ожидаются небольшие усиления.

Уходим на запад к античному городу Книдос. Мы в Родосском море, и шкипер недовольно бурчит о переменчивости местной погоды, от которой можно ожидать любого сюрприза.

Чтобы отогнать дурные предчувствия, предлагает зайти переночевать в бухточку к старому знакомому Хасанке. Там у него ресторан и вообще красивое местечко.
Хасанка встречает нас стоя в лодке – машет красным буем, чтобы мы зашли в его заведение, а не к конкурентам.

Вечером Хасанка угощает нас в своем ресторане – цены доступные, а свежевыловленная дорада на гриле – удивительно вкусна. Заботливый хозяин сам обходит столики, общается с немцами на немецком, с французами на французском, знает английский, обещает нам выучить и русский.

День пятый. Книдос
Рано утром снимаемся с якоря и направляемся к Книдосу, расположившемуся на самой оконечности полуострова Дача: это крайняя юго-западная оконечность Малой Азии. Лавируемся, держа генеральный курс на пролив возле греческого островка Сими. Проходим так близко, что видны греческие козы и домики на берегу.

Некогда Книдос был островом, но древние греки соединили его узким перешейком с материком, а в заливах оборудовали две гавани – торговую (южную) и военную (северную). Античные пирсы частично затопило море, и в ведущем к стоянке узком проходе шириной до полутора десятка метров надо быть предельно внимательным. Я пристально всматриваюсь в глубину, выглядывая подводные камни. Проходим чисто.

Версий возникновения Книдоса несколько – главная из них основана на свидетельствах античного географа Страбона. Согласно ему город Книдос построили в IV в. до н.э. дорийцы, одно из основных древнегреческих племен, в честь богини любви Афродиты, мраморная статуя которой украшала одноименный храм, возвышаясь над обеими бухтами. Храм был открытым, имел круглую форму и считался главным местом культа богини.

По другой версии, Книдос основали карийцы {жители побережья Карий) в 700 г до н.э., построившие город в 2 км от моря в долине Бургаз. Поскольку местные жители успешно занимались сельским хозяйством, а город богател от торговли, возникла необходимость его переноса на морское побережье, в удобное для постройки порта место, что и было осуществлено в 360 г. до н.э.

По другим источникам, люди поселились в этих местах еще в XIV-XIII вв. до н.э., а в VII–V вв. до н.э. город стал быстро расти. В IV 8. до н.э. торговля, наука и культура Книдоса достигли наивысшего расцвета. Богатый торговый порт превратился в главный город Дорийского союза в Малой Азии и стал объектом притязаний могущественных держав древности. В 394 г. до н.э. возле острова персы разбили спартанский флот.

В Книдосе жили сподвижники Аристотеля. Город был наукоградом своей эпохи – в нем изучали физику, математику, астрономию, медицину. Здесь родился и жил в начале III в. до н.э. архитектор Сострат, построивший для Птоломеев Александрийский маяк. Астроном Евдокс Книдский (около 408–355 гг. до н.э.) первым вычислил окружность Земли и основал в родном городе обсерваторию. Местные ученые соорудили самые древние, из известных, солнечные мраморные часы.

Скульптор Пракситель создал для города мраморную статую Афродиты, украсившую храм богини и в IV в. до н.э. Скульптура была одним из первых изваянии обнаженной женщины (ранее встречаются только мужские обнаженные статуи). От храма сохранился лишь фундамент, а копия статуи находится в Музее Ватикана. Любили античные ученые и театр – в городе было два амфитеатра.

В середине XIX в. англичане провели здесь раскопки, и сегодня многие шедевры античного «наукограда» можно увидеть в Британском музее в Лондоне.

С вершины Книдоса открывается вид на два моря – Средиземное и Эгейское. Гроза нагоняет меня на склоне, среди городских руин. Тяжелые тучи тянет со стороны острова крестоносцев и вот уже вовсю сверкает и гремит над головой. Разгулявшийся на недавно еще штилевом море ветер сбивает с волн белую пену. Три ненадежно закрепленные лодки сорвались с якорей, и теперь они крутятся в узкой бухте, рискуя столкнуться друг с другом, налететь на причал или сесть на мель. А ветер все усиливается. Дружными усилиями экипажей яхты надежно пришвартовываются, а ливень, щедро полив древнегреческую землю, также неожиданно уносится в Эгейское море в сторону Бодрума.

День пятый. Волны, ветер...
В семь утра мы отчалили из Книдоса и двинулись в обратный путь, предполагая за сутки проскочить до Гечека. С каждым часом ветер крепчал, и на траверзе Сими нас встретила отнюдь не маленькая волна. Когда ветер зашел в бейдевинд, мы стали лавироваться, время от времени добавляя к зарифленному гроту стаксель. Укачивало, и весь экипаж сидел в кокпите 8 спасжилетах и, привязанный на страховочные пояса, боролся с морской болезнью.

В довершение всего появился запах паленой резины. Осмотрели каюты, двигатель – чисто. Проползли по пляшущей под ногами палубе до основания мачты и определили: горит что-то внутри мачты. Выключили навигационные приборы, исчез. Видимо, залило контакты и замкнуло проводку.

Тем временем волны словно осатанели. Достигая в высоту 5–6 м, они кренили яхту так, что будущие шкиперские сертификаты не казались уже такими желанными. Чтобы определить скорость ветра, на несколько секунд включили приборы –  35 узлов. В ответ на наши вопросительные взгляды шкипер невозмутимо сообщил нам, что это и есть «хорошая морская практика»...

А потом мы потеряли наш тузик.  Его просто забыли поднять на палубу, и очередная волна вырвала буксировочный конец из динги. Родосское море взяло с нас дань. Утешало то, что штормовали мы не одни. Невдалеке порой возникали лодки, взлетавшие над волнами и с фонтанами брызг зарывавшиеся в пену. Справа по борту проплывал коварный Родос, наславший на нас бурю. В Мармарисе мы узнали, что в этот день возле Гечека затонула яхта. А коварный факсвезер (fax-wheather) – распечатка с метеопрогнозом  – снова на бумаге показывал тишь да гладь, словно никакого шторма не было и в помине.

День шестой. Луна и комары
Следующий день мы провели в Скопье-лимане, ближе к Гечеку. Прошедший шторм напоминал о себе только крупной зыбью. Каждая волна нежно приподнимала корму, прокатывалась под нами и шла дальше. Не верилось, что эти ласковые волны накануне готовы были нас утопить! Шли, не меняя галса, и наша яхта напоминала цыганский табор – везде, где можно, развешана промокшая одежда, простыни и одеяла. Сами мы тоже сохли и отогревались.

В закрытом от волн лимане всегда есть ветерок – идеальное место для тренировок, которым был посвящен целый день. На стоянку встали в дальнем уголке лимана возле уютного ресторанчика. Место волшебное – остатки античных укреплений, камин, потрескивающий в таверне, а ночью – взошедшая над лиманом луна и завораживающий пейзаж в серебряном свете. Одна беда – множество комаров, и мы сильно пожалели, что не запаслись антимоскитным спреем. Искусанные ноги чесались еще неделю... По привычке я спал на палубе, и всю ночь где-то далеко над Родосом мерцали молнии.

День седьмой. Последний сюрприз
Итак, финальный день учебного путешествия начался с идеальной погоды. Прошлись по лиману, бросили кранец в воду и отрабатывали подход к плавающему на воде предмету.
 
Потом вышли в открытое море – пора возвращаться в Мармарис и сдавать яхту. Это был, наверное, лучший день – яркое солнце бархатного сезона, хороший ветер и небольшая волна. Никто не обратил внимания на серую дымку на траверзе Даламана. Она разрасталась и через пару часов черным одеялом затянула половину неба. Молнии за кормой вырывались из фронта сериями, и казалось, их энергия неистощима!

Мы удирали. Двигатель рычал на максимальных оборотах, стояли все возможные паруса, но сумрак приближался, и вот уже первые капли упали в кокпит, а грозовая чернота расползлась по всему небу. Во внезапно наступивших сумерках мы убрали паруса и выключили топовый огонь, чтобы ненароком не притянуть молнию.

Огни по левому борту у горизонта, как казалось, были тремя большими кораблями, уходящими от надвигающейся грозы попутным с нами курсом.

Включив автопилот, спустились в салон, но каждые десять минут сверяли координаты, чтобы не промахнуться мимо Мармариса или не попасть на прибрежные скалы. Поочередно поднимались на палубу и осматривались. Вот-вот нас должно было накрыть наэлектризованное облако центра грозы. Но тут я заметил над головой клочок звездного неба, сразу прочувствовав радость древних мореплавателей, для которых звезды были спасением... Гроза в последний момент свернула и ушла левее. А те огни, которые я принимал за пассажирские суда на горизонте, вдруг слились в одну линию – это был Родос. Гроза бушевала над древним пристанищем крестоносцев...

От сердца отлегло, только когда запеленговали красный огонь входных ворот в залив Мармариса. Первая морская практика подошла к финишу...

Уже в Москве мы узнали про ураган в Турции. Многие яхты потеряли мачты и едва сумели вернуться в порт. Наш шторм был авангардом урагана... Хорошую морскую практику мы получили и поняли, что море надо уважать.

ВИЗА В ТУРЦИЮ
Поскольку Турция страна свободного визового режима, для российских туристов оформлять визу в посольстве не требуется. Она выдается в пункте прибытия за 20 USD на 30 дней.

СОТОВАЯ СВЯЗЬ
Порой сотовой связью пользоваться значительно удобнее, чем УКВ-связью. Сотовая связь хорошо работает в Турции на побережье и в море. Для звонков по местным номерам имеет смысл купить за несколько долларов местную SIM-карту, которая оправдывается моментально.
 
BAREBOAT CHARTER (АРЕНДА ЯХТЫ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОГО ПЛАВАНИЯ)
Подходит тем, кто умеет управлять парусной или моторной яхтой и имеет международные яхтенные права соответствующего уровня.  В этом случае вы самостоятельно несете ответственность за яхту и экипаж.

SKIPPERED CHARTER (АРЕНДА ЯХТЫ С ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ ШКИПЕРОМ)
Если вы новичок в море, не имеете лицензии, вы можете арендовать яхту с профессиональным шкипepом, который возьмет на себя управление яхтой и при вашем желании в течение круиза может обучать вас практическим яхтенным навыкам. Профессиональный шкипер всегда отлично знает регион плавания и, помимо обеспечения безопасности в море, может оказаться незаменимым гидом в сухопутных прогулках. В то же время шкипер не обязан решать хозяйственные вопросы и заниматься приготовлением еды. Еспи для вас это важно и размеры яхты позволяют – рекомендуем нанять кока (хосгесс), который возьмет на себя все бытовые вопросы. Цена услуг шкипера составляет в среднем 130 евро в день, кок – 100 евро в день.

CREWED CHARTER (АРЕНДА ЯХТЫ С КОМАНДОЙ)
Управление большими яхтами и обеспечение полного комфорта пассажиров требуют работы целой команды, как правило, от 2 до 5 человек, в которую помимо капитана могут входить кок, стюард, матрос и т.д. Услуги команды могут как включаться в стоимость фрахта, так и оплачиваться отдельно.



Минаков Игорь


Написать комментарий


Текст комментария:










На honeywell-rus.ru фильтр honeywell f74c.
















111