РЕКЛАМА:
Инфо-партнер:
Error code:6

Маршруты

10 Сентября

Фамагуста

На рассвете на горизонте появляется тонкая полоска земли... это Кипр! Она крайне медленно, будто нехотя приближается к нам. В течение всего дня мы изучаем берега несуществующего государства. Никто, кроме Турции и Азербайджана, не признал государство Северный Кипр – и мы, уходя в черную дыру северокипрских вод, ощущаем себя выпавшими из мирового правопорядка.

Цель нашего путешествия – Фамагуста.

Герне

Герне

Впервые я услышал о городе-призраке от таксиста-киприота в Лимасоле. Таксист, рассказывая о войне 1974 года между Севером и Югом, повторял странное название как некое заклинание. На мой вопрос, а можно ли попасть в Фамагусту на экскурсию, водитель-киприот рассмеялся: «Корабли не подходят к городу ближе чем на 1,5 километра, иначе их просто расстреляют. Максимум, что ты сможешь на такой экскурсии, – посмотреть в бинокль!»

Но чтобы дойти до Фамагусты, нам нужно зайти в Герне (Кирения) и уже оттуда двигаться дальше. Вечереет, а берег еще не близко. Да еще и «Осирис» отстал от нас (мы идем на двух лодках) – он где-то милях в десяти позади... Хотя по расчетам засветло должны были успеть!

Марина порта Герне

Марина порта Герне

Но едва мы рассмотрели в бинокль мол порта, как заглох двигатель. Ветер встречный, и нас начинает сносить обратно в сторону Турции. Час копаемся в машинном отсеке, консультируемся по телефону с механиками из Турции и друзьями из Москвы. С помощью советов и крепких выражений дизель все-таки заводится, и мы снова становимся на нужный курс. Драгоценное время потеряно, а лодку отнесло на несколько миль в сторону. И нам остается только смотреть, как неизвестные берега тают в вечерних сумерках. Ситуация неприятная: как теперь понять, где вход в порт, какие камни под водой? У нас старая советская лоция 70-х годов, и неизвестно, какие сюрпризы скрывают местные воды. «Пайлот» говорит, что в Герне имеется старая, еще античная гавань, но вход в нее очень узкий, да и мели в канале через каждые 10 метров... Принимаем решение идти в морской порт – он дальше, но оборудован более серьезно. Определяемся каждые пять минут...

Вот и освещенный огнями мол. Как назло, поднялся ветер узлов 20, волна усилилась, и даже в темноте видно, как она яростно молотит камни. Но вот появляется правый огонь входных ворот, левый не горит. Вход достаточно широкий, и с попутным ветром мы беспрепятственно влетаем в гавань, где швартуемся к огромному грузовому причалу.

На 16-м канале слышим позывные «Осириса». Заколдованные воды! У них та же проблема – заглох двигатель. Разбираться некогда, и шкипер думает, не уйти ли мористее – дожидаться утра. Второй вариант – заходить в порт под парусами.

Средневековая крепость в Герне

Средневековая крепость в Герне

Рядом с нами стоит северокипрский «спасатель». Его матросы помогали нам при швартовке. Узнав о проблеме, они предлагают выйти на помощь за вознаграждение – 400 долларов в час. Но на «Осирисе» решают заходить под парусами. Спасатели-киприоты не сразу понимают сказанное, а потом просто не могут поверить – неужели это возможно? И весь экипаж выходит на мол – наблюдать за сумасшедшими русскими.

Мы тоже смотрим, как в темноте силуэт «Осириса» медленно проплывает мимо мола. Издалека Bavaria 50 кажется утлой лодочкой, терзаемой трехметровыми волнами. Под зарифленным стакселем они крадутся до конца мола и удачно заходят в порт. Теперь им нужно пройти вдоль огромного синего парома, буквально поднырнуть под подзор носа и кинуть нам швартовы. Несущая скрученный стаксель яхта делает одну попытку, вторую, и, наконец, с третьего круга под возгласы впечатленных турков-киприотов заводим швартовы.

Минут через десять на причале появляется представитель властей – он вовсе не удивлен нашим ночным появлением. Тактично осматривает яхту и забирает паспорта, обещая вернуть их на следующий день. На прощание просит утром переставить лодки к причалу марины.


На следующее утро нам привезли паспорта с пропечатанными вкладышами – это северокипрская виза. Ее не ставят в паспорт во избежание возможных проблем в случае посещения греческой части Кипра и собственно Греции.

Направляемся в старый город. Он похож на амфитеатр, в центре которого – старая крепость еще римской эпохи. Позднее ее достраивали и перестраивали византийцы, венецианцы и прочие властители Кипра. Прямо под стенами крепости разместился старый порт, битком набитый гулетами, яхтами, катерами и рыбацкими шаландами. Слава Богу, что мы на яхте не сунулись ночью в старый порт – канал шириной десять метров изобиловал коварными мелями, известными только местным жителям.

Герне облюбовали англичане – по старой колониальной привычке они ездят сюда отдыхать и, игнорируя международный бойкот, открыли прямое авиасообщение с турецкой частью острова. Другой контингент отдыхающих - турки, проводящие отпуск за зеленым сукном. В отличие от Турции здесь разрешены казино, которые пользуются бешеным спросом. Еще наследие англичан – левостороннее движение и дешевый Scotch.

Развалины католического аббатства в горах над Герне

Развалины католического аббатства в горах над Герне

На следующий день снимаемся и уходим в сторону Фамагусты. Перед выходом заправляемся топливом, выясняя одновременно причины неполадок – дизеля заглохли от попадания воздуха в систему. Друзья из Москвы советуют заправляться на автостанции, а не в марине, где топливо могут разбавить во вред капризным яхтенным моторам.

Фамагуста

Идем со скоростью 6 узлов в галфвинд, и солнце, склоняющееся к закату, постепенно удлиняет тени на палубе. Направляем яхту на створ, отмеченный на карте и обозначающий фарватер северо-восточного входа в бухту. Заходим в порт. Справа – зеленый маячок, расположенный прямо на башне старинной крепости, слева – красный. Он приютился на маленьком бетонном основании неподалеку от волнолома на ржавых, погнутых железных балках и со скрипом покачивается на закатной волне. С кормы нас догоняет огромный синий паром, и мы, освобождая ему путь, неожиданно оказываемся внутри старинной гавани. Марины как таковой в Магузе нет, а вся акватория утыкана причальными сваями. Быстро находим место между сухогрузом и катером береговой охраны и швартуемся бортом к бетонной стенке. Глубина 9 м. Вдоль причала на ржавых цепях висят гигантские шины, и мы развешиваем кранцы и устанавливаем трап так, чтобы не тереться о них бортом.

Фамагуста – один из крупнейших портов Средиземноморья. Вдохновленный описаниями крепостных стен, перестроенных в 1492 г. по проекту великого Леонардо да Винчи, и величественных средневековых построек, другой великий гражданин Нового времени – Уильям Шекспир – "поселил" в крепости над портом мавра Отелло.

Пустынной неухоженностью встречает нас Магуза, или Газимагуза, – город, разорванный войной на две неравные части, старая столица и главная достопримечательность единой островной страны. Фамагустой его называют южане – греки-киприоты.

Для прекращения войны на Кипр были введены войска ООН, разделившие противоборствующие стороны надвое. Часть города, попавшая в разделительную полосу с отелями, ресторанами, магазинами и домами, стала закрытой для мирного населения. Все думали, что противостояние быстро закончится и жизнь вернется в привычное русло. Люди уходили из Фамагусты, надеясь скоро вернуться. Сегодня на улицах не видно туристов. В 3 км от центра расквартированы подразделения «голубых касок». А десятки отелей некогда фешенебельного городка Вароша рядом с Фамагустой так и стоят теперь с пустыми номерами. Он тоже попал в нейтральную зону ООН. За 30 лет редко кто проходил по улицам брошенного города, поднимался по обветшалым лестницам пустующих домов. Странное, щемящее душу ощущение – будто за черной лентой, разделившей город, потусторонний мир...

...Сходим на берег. В последний раз удостоверившись, что борта не поцарапаются о висящие повсюду цепи, мы направляемся к выходу из порта. На пустом причале команда береговой охраны играет в футбол. Над выкрашенным в серый цвет кораблем развевается флаг Северного Кипра: красный полумесяц и пятиконечная звезда на белом фоне, окаймленном двумя красными полосами. На выходе из порта сонный вахтер бросает в нашу сторону ленивый взгляд и отворачивается к телевизору – тоже футбол. Проходим ворота и оказываемся у арки в крепостной стене, под которой проложена асфальтированная дорога. Стена настолько старая и замшелая, что одним своим видом вызывает уважение. Внутри арки – прямо в крепостной стене – вход в городской музей. За стеной начинается старый город. Вокруг тишина, и только несколько одиноких мальчишек гоняют мячик на пустыре. В Фамагусте явно любят футбол. Говорят, что до войны здесь базировались две самые сильные кипрские футбольные команды. Теперь они играют в другой лиге. Точнее, в лиге другой страны.

Над всей портовой и университетской частями города лежит печать венецианского Средневековья. Века и войны не изменили старинный облик. Магуза обнесена трехкилометровой каменной стеной с 15 крепостными башнями. Эта змея огромным кольцом замыкается у дома наместника, с башен которого отлично просматривается вход в гавань, где расположен действующий порт. Собственно говоря, именно эти башни вдохновили Уильяма Шекспира на написание «Отелло». Историческим прототипом ревнивого мавра был Кристофоро Моро, правивший Фамагустой в начале XVI в. и отличавшийся темным цветом лица. За это его, обыграв фамилию, прозвали «мавром», или «капитаном Моро» по-итальянски. Говорят, что, заподозрив супружескую измену, Моро убил свою жену, а затем сбросил тело в море. Прямо в то место, где теперь стоит зеленый маяк входных портовых ворот. Так рассказывают местные жители, и все это выглядит вполне достоверно.

В Фамагусте сохранилась копия Рейнского собора, только минарет пристроили

В Фамагусте сохранилась копия Рейнского собора, только минарет пристроили

Дорога, идущая от арки в крепостной стене к развалинам Палаццо дель Провведиторе – дворца венецианских наместников, выводит к центральной площади города с расположенной на ней мечетью Лала-Мустафы. Некогда в ее стенах находился собор Св. Николая. В XVI в. турки переделали его в мечеть, пристроив минарет. Богато украшенный портал храма считается шедевром готического искусства, архитектурным прототипом которого был знаменитый французский собор Нотр-Дам в Реймсе.

Мы идем по дороге вдоль крепостной стены. В прилепившихся друг к другу стареньких домиках с завидной частотой расположились маленькие уютные кафе, названия которых навеяны классикой мировой драматургии – «Отелло», «Дездемона», «Шекспир».  Заходим в один из ресторанчиков и  устало садимся на вытертые деревянные скамьи. Пиво стоит две лиры; мясо – пять. С радостным щебетанием на нас набрасывается ватага сорванцов, только что игравших на улице в футбол, и за одну-две минуты стол уставлен тарелками со всевозможными закусками. Наконец-то ощущаем себя на земле. На противоположной стороне улицы на мраморном тротуаре, которому по виду не меньше 500 лет, молодая англичанка меняет памперс своему малышу. Мы с изумлением и радостью рассматриваем первую туристку, встреченную в городе-призраке.

Центр Старого города представляет собой сеть узеньких улочек, беспорядочно пересекающихся под разными углами и сходящихся на центральной площади, где под развалинами акведука приютилось маленькое кафе. Там можно опробовать великолепный турецкий кофе. Каменная площадь с церковью Св. Николая, словно машина времени, переносит нас в грозное Средневековье, когда город и порт жили от одной неприятельской атаки до другой. Сиденья изготовлены из пустых бочек из-под пороха. Сложены в пирамиды каменные и бронзовые катапультные и пушечные ядра. Между мраморными венецианскими львами расставлены разнокалиберные пушечные стволы. Вокруг – развалины старинных зданий и огромные, в три обхвата деревья... Мы находимся в самом центре города, но, если не считать официанта и пары студентов, целующихся поддеревом, вокруг – ни души. С утра мы поедем в Саламин. Говорят, что его руины завораживают.

Саламин

Фамагуста и ее окрестности – город легенд и мифов. На расстоянии 7 км от города на берегу залива раскинулись прекрасно сохранившиеся развалины Саламина. Согласно мифологическим источникам город основал герой Троянской войны Тевкр, которого обвинили в причастности к самоубийству родного брата Аякса. За это Тевкра проклял его отец Теламон, могущественный царь острова Саламина. Герою Троянской войны после ее окончания ничего не оставалось, как искать другое место жительства. Он переехал на Кипр и построил здесь храм Зевса, назвав новый город Саламином в память о своей родине.

Главный амфитеатор г.Саламина

Главный амфитеатор г.Саламина

Утро мы встречаем у знакомой арки в крепостной стене. Мимо нас с промежутками в несколько минут неторопливо проезжают автомобили. Такси среди них нет. В какой-то момент мы начинаем сомневаться, что данный вид транспорта существует в городе, где туристы сродни инопланетянам, но тут с чадом и грохотом из-за стены вываливается и тормозит желтый «мерседес» с шашечками на дверях. Оживший 1964 год! Лимузин на семь человек пахнет бензином и разлитым машинным маслом. До Саламина 20 минут и 10 лир. Машина немного вихляет задом, но это не особо беспокоит. Неожиданно из-за поворота прямо на нас выплывает величественная мраморная колоннада. Машина с визгом тормозит и встает как вкопанная. Мы на месте.

Большая часть сохранившихся руин Саламина относится к римскому времени. Невольно бросается в глаза, что все статуи вокруг мраморного форума обезглавлены. Их головы вывезли в Европу антиквары и коллекционеры эпохи Возрождения. К колоннаде примыкают римские термы с остатками мозаичных панно. В период христианизации острова ниши с мозаикой были замурованы, чтобы не смущать жителей богопротивными языческими картинами. По иронии судьбы, благодаря этому прекрасные мозаики сохранились до нашего времени. Вода в бани и в город подавалась по акведуку длиной более 60 км из источника близ Китреи. Время сохранило трибуны стадиона и римский амфитеатр. Как в любом греческом театре, здесь располагался алтарь Диониса, покровителя сценического искусства. Среди руин города можно также увидеть стену гавани, фрагменты мозаики, рыночную площадь и общественные уборные. Также археологи обнаружили остатки гимназии. От византийской эпохи сохранились руины базилики Епископа Епифаноса (367–403 вв. н.э.).

Первые поселения на месте Саламина относятся чуть ли не к XI в. до н. э. Удобно расположившись на побережье, где строились корабли и велась торговля, город быстро рос и процветал. На его развитие повлияли многие племена и народы, но особенно «отметились» римляне. Когда-то это был важнейший торговый центр, в котором проживало 120 тыс. жителей. Но землетрясения и бесчисленные набеги пиратов заставили уцелевших саламийнцев перебраться в Фамагусту.

Нам тоже пора возвращаться в Фамагусту. На вымощенных камнем улочках Магузы ни на секунду не оставляет ощущение реальной истории. Город выключен старой войной из жизни, из политики и из глобальной экономики. Безлюдные улицы, опустевшие дома, необъятное небо и вечное море создают ощущение, что история принадлежит только тебе. Впечатления разложены по цветам спектра: желтые разрушающиеся стены с остатками настенной живописи, синева над головой и на горизонте, а под ногами – зеленый настил травы. Над развалинами античной колоннады, на башнях средневековой крепости тихо щебечут птицы. Город-призрак давно растворился в своем прошлом. Для немногочисленных жителей он перестал быть туристским аттракционом, и нетронутая современной цивилизацией Фамагуста возродилась в своих первозданных формах. 
Гюрюшюрюс, Фамагуста. Еще увидимся!

ГОРОД ФАМАГУСТА (МАГУЗА) территориально относится к Северному Кипру. Он расположен на восточном побережье между мысами Греко и Элоэя в бухте, считающейся самой глубоководной на всем острове. Греки называют город Аммохостос, а турки – Газимагуза. В период британского правления, охватывающий 1878–1960 гг., современная часть города под названием Вароша стала курортом, пользующимся огромной популярностью у туристов. В 1974 г. город был оккупирован турками, а по Вароше прошла демаркационная «зеленая линия», разделившая две враждующие стороны. У местных жителей было всего несколько часов, чтобы покинуть свои дома, и Вароша превратилась в закрытую военную зону. Так популярный средиземноморский курорт в одночасье стал городом-призраком. Более 10 лет на прилавках местных магазинов пылились нетронутые товары, а обстановка в домах и отелях сохранялась такой, словно хозяева отлучились на пару часов. Ветер гонял по безмолвным и опустевшим улицам мусор и обрывки бумаг...
 





Написать комментарий


Текст комментария:



























111