РЕКЛАМА:
Инфо-партнер:

Личность в мире яхтинга

18 Сентября

Нордический характер

Артур Чилингаров

Артур Чилингаров

О себе

У меня было полуголодное ленинградское детство, растила меня бабушка, жили мы стесненно. Так что после школы я пошел работать на Балтийский судостроительный завод слесарем-монтажником – деньги зарабатывать. А потом решил поступать в Высшее инженерное морское училище имени адмирала Макарова. Благо оно находилось напротив моего завода. Не прошел по конкурсу на судомеханический факультет. Выбрал арктический – там был недобор. А вообще-то хотел стать актером. Еще со школы. Даже в кино в эпизодах играл.  Но потом жизнь взяла свое. Так что с актерством пришлось распрощаться.

Был на практике в Карском море, рыбу ловил в водах Атлантики. Так что с морем связано все. А после окончания училища по назначению уехал в заполярный город Тикси – «столицу Арктики» на побережье моря Лаптевых. Там перевалочная база северных экспедиций. Работал в ледовой разведке.

Ленинградская мореходка дала не только хорошую теоретическую подготовку, но и отличную морскую практику, в ходе которой вырабатывались привычки к многочасовому изматывающему труду, умению стойко переносить лишения, трудности и ЧП. Все это пришлось как нельзя кстати.

Наедине с айсбергом

Артур Чилингаров

Артур Чилингаров | south.mvk.ru

Экстремальных ситуаций в арктической эпопее Чилингарова не счесть – на то она и Арктика. После Тикси он вернулся в родной Ленинград, где в Арктическом институте занялся наукой. Но стать кабинетным ученым было не по темпераменту талантливого ученого. Он загорелся идеей создания дрейфующей полярной станции, где работала бы молодежь. В 1970 году Чилингаров возглавляет полярную станцию «Северный полюс-19» на дрейфующем ледовом острове на севере Восточно-Сибирского моря. Толщина льда – 35 метров, длина 14 километров. Казалось, никакая стихия не способна разрушить такую громаду. Но в условиях Арктики расслабляться нельзя ни на минуту. После двух относительно спокойных месяцев в полночь 4 января остров-айсберг наткнулся на мель и стал буквально трещать по швам. В кромешной тьме стоял чудовищный гул. Люди метались, отчаянно пытаясь спасти технику и запасы продовольствия. Чилингаров не растерялся: дал команду держаться вместе, готовить аварийные рюкзаки с самым необходимым и собрать материалы научных наблюдений. Вскоре полярники оказались на осколке льдины примерно 300 х 500 метров. Все живы, можно заново налаживать научное оборудование и разбивать палатки. И все благодаря хладнокровию и четкости начальника экспедиции. Таких случаев в его полярной биографии не счесть.

В ледяном плену

Другая громкая история – с научно-исследовательским судном «Михаил Сомов», застрявшим в антарктических льдах в самой опасной и труднодоступной оконечности шестого континента. Идея организации спасательной экспедиции, предложенная Чилингаровым, была, по мнению коллег, абсолютной авантюрой. Пробиться в это время года через толстые льды на маломощном ледоколе всем казалось самоубийством. Но не Чилингарову.

Ледокол «Владивосток» шел с членами экспедиции к Антарктиде. Во время сильнейшего шторма сорвало и смыло за борт баки с дополнительным горючим. Пришлось заправляться в Новой Зеландии. У берегов Антарктиды начался еще один нешуточный шторм: волны достигали аж 17 метров! Вскоре «Владивосток» сам застрял во льду. К счастью, утром пришло сообщение, что в ледовом массиве появились трещины. Чилингаров решил: надо рискнуть и кратчайшим путем дойти до «Сомова». Получилось. В Москве за мужество Артура Чилингарова наградили «Золотой Звездой» и званием Героя Советского Союза.

Северный морской путь – на яхте

С Геннадием Хазановым мы плавали в районе Греции, и у нас была одна каюта на двоих. Весело! Ну а если серьезно... Яхтсмены всегда мечтали пройти Северным морским путем. В советское время он был закрыт. И вот у меня был такой случай в 1975 году. Я тогда работал начальником управления полярных станций. Вдруг поступает информация с одной из них в районе Новой Земли, что в проливе Карские Ворота на рейде стоит яхта, у которой флаг с «шашечками». Я приказал подъехать, узнать, кто такие. Оказалось, американцы, их там трое, и у них письмо от тогдашнего нашего посла в США Добрынина, что надо содействовать этим ребятам, которые хотят пройти по трассе Северного морского пути. Американцы у нас просили топлива. Ну началась целая история! Там ведь был полигон – могли взять пробу воздуха, земли. Надо было встретиться и объяснить, что мы не можем их пропустить.
 
Американцы приняли гостеприимно, предложили водку в обмен на топливо. Начался шторм. Просидел у них десять часов. Ноту вручил и, в конце концов, улетел обратно. Потом наградили медалью за охрану государственной границы. В Думе у меня единственная, наверное, такая. Вручил ее мне начальник погранвойск КГБ СССР генерал Александр Матросов. Вот такая история. Сейчас Северный морской путь открыт для арктических яхт. Оформляй документы, страховку на случай ЧП и плыви. И плывут. За одну навигацию, – нет, за две, можно путь пройти полностью. Я всегда принимаю и благословляю яхтсменов, собирающихся пройти этот непростой маршрут.





Написать комментарий


Текст комментария:










Блоки газосиликатные розница на http://rosbloki.ru.
















111