РЕКЛАМА:
Инфо-партнер:

Суперъяхты

09 Сентября

Путь к причалу

Четырехмачтовое парусное судно длиной 114,5 м и высотой мачт 56 (от воды), с парусами площадью 3600 м2 отправилось в дальний поход из Санкт-Петербурга 24 июня 2005 г. Плавание было посвящено 60-летию Победы в Великой Отечественной войне и 200-летию первого кругосветного плавания российских кораблей под командованием И.Ф. Крузенштерна. По сути, это была гигантская регата продолжительностью 14 месяцев, в которой участвовали в общей сложности (помимо основного экипажа) более 400 россиян в возрасте от 14 до 23 лет. Одним из ее этапов стали гонки «Толл шипс рейсез-2005» (Tall Ships Races 2005) по маршруту Уотерфорд-Ньюкасл-Фредрикстад (Норвегия), где россияне заняли одно из призовых мест. «Крузенштерн» также участвовал в фестивале парусных судов в Бремерхафене, Амстердаме и Сантандере.

Летающий винджаммер

Именно здесь, в самом сердце морской столицы России – Санкт-Петербурге, на Английской набережной, около памятника российскому мореплавателю Ивану Федоровичу Крузенштерну, первому обогнувшему на шлюпе «Надежда» 200 лет назад Землю, и закончилась 7 сентября кругосветная экспедиция барка «Крузенштерн».

Особых происшествий за эту экспедицию (она вторая в истории корабля, первая кругосветка состоялась в 1995-1996 гг.) не было. Ведь мастерство управления судном, считает капитан парусника Олег Седов, именно в том и состоит, чтобы не доводить дело до экстремальных ситуаций. Например, самые тяжелые погодные условия в этом плавании ждали корабль у мыса Горн: сильный ветер, волнение моря до 8-9 баллов. Но здесь почти всегда так, и экипаж был готов. Меридиан мыса удалось пройти под парусами. Это считается у моряков особым достижением. По старой английской традиции таким морским волкам разрешалось носить в ухе золотую серьгу и в любой портовой таверне класть ноги на стол. Этим правом сразу воспользовались многие курсанты Балтийской академии рыбопромыслового флота.

Фото Юрия Масляева

«Крузенштерн» – учебное судно. Умение работать с парусами – главное на барке. В походе этому искусству учились сотни курсантов рыболовных и военно-морских вузов страны, морские кадеты, школьники, занимающиеся в клубах юных моряков и навигацких классах страны. Поэтому сменная часть экипажа во время плавания обновлялась 3 раза. Около 400 молодых ребят впервые познакомились с парусным делом в таком объеме и сложных условиях. На изучение устройства судна, парусной оснастки им давали всего 10 дней. За это время надо было выучить названия всех частей и деталей такелажа, привыкнуть к высоте при подъеме на реи, чтобы в любую погоду выполнять все команды, отданные капитаном.

Порт приписки судна – Калининград. Поэтому после официальной церемонии встречи «Крузенштерн» отправился в последний, «домашний» переход. Некоторым членам экипажа разрешили взять на борт семьи, чтобы они увидели быт и жизнь моряков, почувствовали, как отцам семейств живется в разлуке. «Гостей» на судне набралось аж 32 человека, что для непассажирского судна многовато. Поэтому в самом начале рейса первый помощник капитана Михаил Новиков провел для всех «штатских» инструктаж. Требования простые: по трапам не бегать, из кают выходить осторожно, на комингсы не наступать, двери (особенно во время качки) открывать только тогда, когда они сами идут в нужную сторону. Еще просил не изображать «птиц» на носу корабля – трюк, особенно популярный после фильма «Титаник». Ну и главное – не мешать экипажу работать, то есть не торчать на корме и баке во время швартовки, не путаться под ногами на палубе во время парусного аврала.

На второй день перехода подул свежий ветер. По судовому радио сразу же объявили парусный аврал. После команды «пошел все наверх» курсанты, облачившиеся в специальную форму со спасательными воротниками и страховочными поясами, выстроились на палубе. Раздались грозные команды боцманов мачт (у каждой свой хозяин): «Марсовым приготовиться наверх для отдачи прямых парусов», «Подготовиться к фор-стеньг-подъему», «Вывалить паруса». Все пришло в движение. Загрохотали тяжеленные лебедки, перетягивая многометровые шкоты. После каждых четырех поворотов на счет «четыре» матросы, выстроившиеся в очередь, сменяются на лебедках. Концы тут же аккуратно мотают на шпильки. Вообще простые на любом другом судне парусные операции здесь выглядят совсем по-иному – солидно и тяжеловесно. Так, например, чтобы изменить направление парусов, надо развернуть многотонные реи. Для оттяжки любого шкота матросы выстраиваются в длинную цепочку и перебирают канат, как муравьи соломинку.

Фото Юрия Масляева

Фото Юрия Масляева

На следующий день ветер еще крепчает. Крен судна достигает уже 10°. Но, увы, поскольку на корабле много пассажиров, кэп отдает команду снять паруса и идти под двигателем. Снова парусный аврал. Теперь курсанты в сложных условиях, при крене и качке, взбираются на реи и работают на высоте. При взгляде снизу и то дух захватывает. А каково наверху? Но юные мореходы уверяют, что это совсем не страшно и даже интересно. Стараются встать первыми в очередь, чтобы работать на самой высокой бом-брам-рее. Паша Куликов, курсант БГА (Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота), говорит, что ему было гораздо страшнее красить борт судна, стоя над водой на узенькой доске с ведром краски в руках.

Но вот аврал закончен. Поздний вечер. Паша стоит впередсмотрящим на баке. Он должен вовремя заметить впереди препятствие и сообщить об этом рындой: один удар – помеха справа, два удара – слева и три – прямо по курсу. Четверо его товарищей несут вахту на штурвале. Ночное дежурство самое тяжкое. Тогда один бодрствует, а остальные дремлют рядом в полной боевой готовности.

Пара «карасей» и немного лирики

Курсанты проходят на барке настоящую школу морской жизни. Они не только обучаются парусному делу, но и привыкают жить на воде. Например, чтобы поесть, надо сначала приготовить еду, а потом не только вымыть и вычистить посуду, но и убрать за собой мусор. Его затем сортируют, часть сдают на берег, а остальной сжигают в специальной печке, оборудованной здесь же, на судне. А еще на «Крузенштерне» есть своя хлебопекарня. Пекут не только вкусный свежий хлеб, но и сдобу, торты. Есть на борту прачечная, медпункт и даже стоматологический кабинет.

Стирка одежды – часть быта, замешанная на суровом мужском юморе. Перед каждым кубриком сохнут носки (по-флотски – «караси», так еще называют самых молодых моряков). Во время авралов их не всегда успевают надеть. Но помпоуч (помощник капитана по учебной части) Сергей Усанков строго следил за их наличием, а за отсутствие оных непременно раздает внеочередные наряды на работу. Еще он требует единообразия этих злополучных носков. То есть, чтобы они были из одной пары, и это надо определить за две минуты, ночью, во время аврала! Во время походного КВНа ребята все это припомнили Усанкову, подарив ему пару носков «на память».

Но конечно же, мальчишкам запомнились не только бешеные авралы по ночам в штормовую погоду. Так, в памяти курсанта Михаила Мартыненко осталась экскурсия на мыс Доброй Надежды, во время стоянки в Кейптауне. Пусть теперь доверчивым туристам рассказывают, что именно здесь встречаются Атлантический и Индийский океаны. Миша знает, что сливаются они гораздо южнее – у мыса Игольчатого. Пашу Кулакова больше всего поразил Гонконг. Там, прямо на асфальте, у подножия огромных высоток, местные жители наслаждались «природой» и устраивали пикники. В мегаполисе как на даче! Кому-то больше всего понравился Акапулько, кому-то – Амстердам. Посещение 22 портов мира ни для кого не прошли бесследно.

Фото Юрия Масляева

Встречайте!

13 сентября. Вошли в зону действия мобильной связи. Корабль словно вымер. Юные мореходы попрятались по «шхерам» и общаются с любимыми, родными и знакомыми.

14 сентября. С утра все в парадной форме. На каждой груди сверкает памятная медаль «Участнику кругосветки «Крузенштерна» 2005–2006 годы». На палубе идут последние приготовления к торжественной встрече: сверкает латунь, на леерах ни пылинки. По левому борту «дрессировка» курсантов на предмет «отдания чести». Военный гарнизон Балтийска вместо обещанного пушечного салюта встречает завистливым молчанием. Но впереди – Калининград! На причале родители и близкие. Родители пытаются разглядеть на высоте своих чад. Вот и проскрипел в последний раз мудрый и терпеливый трап. На причале юный курсант на чемодане. Сидит, грустно повесив голову.

– Не встретили?!
– Да все в порядке. Только... побыть бы недельку дома да снова в кругосветку.



Матвеева Ольга


Написать комментарий


Текст комментария:



























111