РЕКЛАМА:
Инфо-партнер:

Суперъяхты

26 Июня

Яхта "Британия"

The Royal Yacht BritanniaThe Royal Yacht Britannia

С первых дней существования королевской яхты «Британия» ее маршруты проходили через самые отдаленные и экзотические уголки земного шара. Молодая Елизавета в начале своего правления часто использовала океанскую яхту для посещения заморских колоний и доминионов. В 1960 году герцог Эдинбургский совершил кругосветный круиз на борту «Британии», навестив Канаду, большую часть Скандинавии, Карибы, Западную Африку и острова Тихого океана.

Яхта-госпиталь

Идея заменить старую яхту «Виктория и Альберт» появилась еще перед Второй мировой войной, и те ранние эскизы, что показывали королю Георгу VI, по существу, уже и были «Британией». В начале пятидесятых вновь вернулись к задуманному проекту. Измененный план предлагал построить плавучий госпиталь на случай войны. Однако единственным поводом для использования «Британии» по назначению стал конфликт между Великобританией и Аргентиной в 1982 году в связи с Фолклендскими островами. Тогда в «Британии» очень нуждались, но никто даже не заикнулся о первоначальной причине ее постройки. Очевидно, никто с момента спуска судна на воду так до конца и не поверил в то, что судну уготована роль плавучего госпиталя. Даже наиболее пылкие защитники патриотической идеи согласились, что «Британия» предназначена быть просто королевской яхтой…

Рождение «Британии»

Когда Адмиралтейство подало заявку на строительство, семь компаний вознамерились получить королевский подряд. Джон Браун из Клайда подписал контракт ровно за сутки до смерти Георга VI в 1952 году. Именно он построил «Королеву Елизавету» и «Королеву Марию» - самые большие пассажирские лайнеры. Традицию собирались продолжить, назвав судно «Королева Елизавета II».


Судно спустили на воду 16 апреля 1953 года за два месяца до коронации Елизаветы. Имя яхты держалось в секрете. На выбор королевы повлияли несколько обстоятельств. Название старой яхты ее деда. Кроме того, так назывался военно-морской колледж в Дартмуте, где она впервые повстречала будущего мужа.


Яхта, сошедшая со стапелей в Клайде тем влажным и ветреным днем, стала последним судном в Королевском военно-морском флоте, где матросы спали на подвесных койках. Ее длина составляла 412 футов, в ширину – 55. С водоизмещением 5682 тыс. тонн «Британия» могла развивать крейсерскую скорость в 21 узел. Дальность автономного похода – около двух тысяч миль. Как и на ее предшественницах, на «Британии» было три мачты, в опоре каждой по традиции была заложена монета.


Елизавета решила, что обшивка яхты будет выкрашена в голубой, королевский цвет, а не в традиционный черный. Кроме того, была придумана еще одна новая деталь – по корпусу проведена тонкая золотая линия.


Королевские апартаменты находятся в кормовой части судна, отделенные от остальной части тяжелыми стальными дверями. Обстановка, лишь слегка измененная за последние годы, - любимый в королевской семье деревенский стиль. Многое свезли на «Британию» со старых монарших яхт. В большом салоне стоит книжный шкаф из красного дерева и буфет с яхты «Виктория и Альберт»; три монеты, оставленные когда-то под мачтами этого судна, сейчас красуются в книжном шкафу. На одной из стен висит маленький клочок шелка. Это частица флага, снятого с саней знаменитого полярного исследователя капитана Роберта Ф. Скотта. На полу, во всю длину палубы, лежит серебристо-серый ковер. Поверх него – два больших персидских, подаренных одной из стран Персидского залива, которые Елизавета посетила на «Британии» в 1979 году.

Красное дерево и золотые верблюды

Интерьер судна консервативен: белые крашеные стены и потолки, люстра из металлоконструкции, покрытая бронзой и темным красным деревом.


Королевская семья предпочитает белый и зеленый цвета, которые можно заменить ни голубой и белый, пестрый, как павлин, или бледно-кремовый. Последний используется во время плавания в тропиках. В салоне находится множество безделушек, привезенных со всего света, большинство из них – подарки, полученные во время визитов.


В столовой, вмещающей тридцать два человека, стоят стулья в стиле Хепплуайт, привезенные со старой королевской яхты, а также два буфета XIX века в стиле Чиппендейл. В центре стола – самый ценный предмет корабля – скульптура из чистого золота: два верблюда под двумя пальмами. Это подарок шейха Дубаи. Предположительная стоимость скульптуры – один миллион фунтов стерлингов. Скульптура не особенно хороша собой, но служит поводом для постоянных пересудов во время ланчей и обедов.


Между столовой и салоном, которые являются главным местом решения государственных вопросов, находятся фойе и лестница, ведущая в спальни королевы и принца Филиппа. По обеим сторонам лестницы, по левому и правому борту, помещаются две маленькие гостиные. Одна, для королевы, - по правому борту, другая, для Филиппа, - по левому. Королева, находясь на судне, в основном использовала свою гостиную как офис.


Под государственными апартаментами находятся шестнадцать кают, каждая из которых оборудована ванной. В каюте номер четырнадцать есть предметы обстановки из золота. Принц Уэльский и принц Эдвард много раз останавливались именно здесь. Принцесса и герцог Йоркские предпочитали каюту номер девять, поскольку она выдержана в зеленой гамме. Девятая соединяется с одиннадцатой и становится гостевой, когда необходимо. В обычное же время одиннадцатая каюта была отдана детям.


На другом борту жили триста четыре человека, которые управляли «Британией». Однако поскольку «Британия» - корабль Королевских военно-морских сил, она подчинялась только своему капитану. До 1995 года здесь всегда был и лорд-адмирал. Конечно, его присутствие, как в девятнадцатом, так и в двадцатом столетии скорее для декоративных целей – поднимать флаг, следить, чтобы все прошло в соответствии с этикетом в иностранных портах.

Повышение вместе с… пенсией

Строгие правила старинных королевских яхт частично сохранились до сегодняшних дней. Например, если надо было наказать члена команды, его просто списывали на берег. Матросы носили туфли на мягкой подошве, нельзя было отдавать приказы криком – только делать знаки руками, чтобы хранить тишину и порядок. Если член команды встречался с королевской особой, он должен был стоять, не двигаясь, отменив салют, как проявление слишком назойливого поведения.


Подвесные кровати для матросов и старшин были окончательно отменены в 1970 году. Многие жалели об этом, считая, что гамаки – самое удобное приспособление для того, чтобы спать в море. Старший матрос Джейми Стюарт так долго жаловался в разные инстанции, что ему было позволено оставить свою подвесную койку. Таким образом, он стали последним в морском флоте с подобным спальным местом.


Невзирая на славу быть частичкой «Британии», ее экипаж, как и в прошлые годы, не претендовал ни на какие привилегии. Здесь продолжали жить старые традиции: мужчины надевали воротнички и галстуки, сходя на берег, где бы они не находились. Курение разрешалось лишь на нижних палубах и после рабочего дня. То есть, пока вывешен флаг – ни-ни! Если на борту присутствовал член королевской семьи, вся работа на корме должна заканчиваться к девяти утра.


Морская пехота жила в своем собственном помещении. Она несла свою повседневную службу, стояла в карауле, когда это требовалось. Все остальное время пехотинцы работали наравне с остальной командой, несли вахту.


Оркестр всегда находился на борту, независимо от важности круиза. Когда в 80-е годы ХХ века Елизавета посетила Калифорнию, она дала обед в честь президента Рейгана и его супруги. После церемонии Рейган заявил, что несмотря на то что Голливуд считается столицей развлечений – ему далеко до такого театрального действа королевского оркестра. Иногда оркестру разрешается играть по частным приглашениям. Все заработанные таким образом деньги музыканты оставляют себе.

Подальше от любопытных взглядов

Конечно, команде «Британии» можно позавидовать. В мире не так много мест, где они не бывали. Первый круиз в 1954 году в Ливию – тогда еще монархию. На борту была королева, ее супруг и дети – принц Чарльз и принцесса Анна. На следующий год принцесса Маргарет отправилась в Вест-Индию, принц Филипп – в Средиземноморье, а остальные члены семьи – в Уэльс, на остров Мэн и в Шотландию. Потом был летний круиз на Гебридские острова. Там королеве и ближайшим членам семьи полюбилось причаливать к берегу для барбекю. На безлюдную сушу в качестве охраны можно взять лишь одного офицера, и того поставить на расстоянии. Королева говорила, что только здесь может расслабиться, находясь вдали от фото- и телекамер, рядом с мужем и детьми.


В 1956-1957 годах Елизавета и принц Филипп совершили мировое турне, в 1961-м они отправились в длительный круиз по Западной Африке. Вообще, члены королевской семьи часто использовали яхту для официальных и неофициальных путешествий.


Самыми известными, несомненно, были четыре медовых месяца, проведенных на борту «Британии». Первый состоялся в 1960 году, когда принцесса Маргарет вышла замуж за Энтони Армстронга-Джонса, впоследствии лорда Сноудона. Молодая семья отправилась от пристани на Темзе у Тауэра в Вест-Индию – путь длиной в шесть тысяч миль. Команде были даны строгие инструкции: пара желает, чтобы ее никто не тревожил. Известно, что Маргарет всегда придерживается установленных правил и никогда не находится в обществе офицеров и команды. Все блюда подавались в столовую молодые проводили вечера, слушая Фрэнка Синатру и Нэта Кинга Коула.


Тринадцать лет спустя пришла очередь принцессы Анны и капитана Марка Филипса, их медовый месяц тоже прошел в Вест-Индии. Совмещенные с государственным визитом в Новую Зеландию, он не толковался как частное увеселение. Чета прилетела на Барбадос, чтобы там вступить на борт яхты. Погода была штормовой, большие волны бились о борт. Анна и Марк сильно страдали от морской болезни.


Но, наверное, самый знаменитый медовый месяц был у принца Чарльза и принцессы Дианы. Они приехали на Средиземное море в 1981 году, чтобы совершить шестнадцатидневный круиз. Если не считать официального посещения яхты президентом Египта Анваром Садатом с супругой, их путешествие было неформальным. Принцесса проводила много времени, загорая в бикини. Ей было всего двадцать лет, и чудесный мир королевской семьи был для нее новым и необычным. Диане нравилось бывать повсюду на корабле, включая каюты команды. Что касается принца Чарльза, то он посещал только носовую часть «Британии», когда офицеры приглашали его в гости.
Последний медовый месяц на борту «Британии» провели герцог и герцогиня Йоркские. В 1986 году они отправились на Азорские острова. По договоренности с португальцами, сторожевики отогнали подальше все любопытные лодки и самолеты. Парочка наслаждалась уединенностью, устраивала пикники, ловила рыбу и купалась в море.

И все-таки госпиталь

Однако один раз за все время своего существования «Британия» выполнила роль плавучего госпиталя. И тут она совсем не была похожа на обычную «Британию» - королевскую увеселительную яхту. В 1986 году корабль шел из Англии в Австралию в рамках государственного визита Елизаветы на острова Тихого океана. Однако в бывшей британской колонии – Адене, - расположенной на южной оконечности Аравийского полуострова, разразилась гражданская война. Стало известно, что огромное количество эвакуированных собралось на пляже около города в ожидании помощи. Были предупреждены другие суда Королевских военно-морских сил, но «Британия» оказалась ближе всех.


Когда яхта подошла к порту, там шел бой. Не было никаких шансов встать у причала и взять людей на борт: матросы видели, что между канонерскими лодками в море и танками на суше идет ожесточенная перестрелка. Вдобавок и сам корабль мог стать мишенью для снарядов. Пока на берегу шли бесконечные переговоры, «Британия» встала на якорь возле пляжа, рядом с портом, где собрались беженцы.


Хотя команда получила указание поднимать на борт только британских беженцев, стало ясно, что возьмут всех, кому необходима помощь. На берег были высланы шлюпки. В первую ночь доставили сто пятьдесят два человека из двадцати шести стран. Многие пострадавшие испытали шок во второй раз, когда узнали, кто их спас…


Когда яхта уже отходила, поступил сигнал, что на берегу остался еще один человек. «Британия» вернулась и забрала водителя лондонского автобуса. Он проводил в Адене отпуск.


В общей сложности «Британия» спасла 1068 человек пятидесяти национальностей. Королева отдала приказ, чтобы весь корабль, включая государственные апартаменты, был предоставлен в распоряжение эвакуированных.


Осенью 1997 года после очередного летнего круиза впервые появились планы заменить яхту на многоцелевое судно. Причем сразу открылась дискуссия относительно пост-королевского будущего «Британии». Ее хотели использовать в качестве туристского аттракциона, возможно, в лондонских доках или выше по Темзе, возле Тауэра. Британская бизнес-корпорация высказывала предложение использовать яхту, как плавучий выставочный центр достижений народного хозяйства страны.

Перед дилеммой

В конце 90-х годов королевские яхты в мире стали встречаться все реже. Все меньше монарших семей могли позволить себе владеть столь помпезными судами. Президенты предпочитают более быстрый и функциональный транспорт. Лишь в странах Среднего Востока и в Азии сохранились яхты, демонстрирующие показное великолепие правителей. Но если монархи стран Персидского залива или, скажем, Брунея продолжают без видимых трудностей вести роскошную жизнь, то в Европе вопрос об урезании содержания королевских семей звучит все громче.


Старый аргумент о том, что яхта придает респектабельности и заставляет уважать всю нацию, сегодня, по меньшей мере, архаичен. Если США не нуждается в подобных символах, зачем они Британии, которая уже давно не находится в первом ряду господствующих мировых держав? Королевские яхты – призрак того времени, когда монаршая семья была краеугольным камнем единой культурной и политической традиции Великобритании, когда уверенность в непоколебимости монархии и империи, подкрепляемая внушительными размерами яхты, была незыблема. Да, стоимость была высокой, но этих денег не было жалко. Но к середине 90-х годов появились новые расчеты…


Поскольку роль монархий в современном мире подвергнута сегодня серьезному переосмыслению, именно вопрос денег стал предметом открытых обсуждений. Проблема королевских яхт в различных странах, вероятно, будет решена в пользу частного владения. Собственно, так уже и происходит.
Но только не в Британии!


В 1997 году министр обороны страны Майкл Портилло, объявил, что с королевской яхтой «Британия» все же придется расстаться. Нет средств на ремонт и содержание. В парламенте разгорелись жаркие дебаты. В итоге решили… строить новую! Для этой цели выделено около шестидесяти пяти миллионов фунтов стерлингов. Финансирование будет осуществляться в основном из государственных фондов.


Итак, будущее судно триста семьдесят футов в длину, сорок восемь – ширину, трехмачтовое, с прямым мачтовым вооружением, с командой в шестьдесят человек. На паруснике, призванном соединить в себе функции королевской яхты, учебного судна и выставочного центра. С помощью мощных дизельных двигателей яхта может добраться в любую точку земного шара со скоростью 15-20 узлов. Отдельно от королевских апартаментов будут находиться два конференц-зала, один – на сто сорок четыре места, другой – на тридцать шесть. Их будут использовать как для конференций, так и для организации экспозиций.


На корме должна быть съемная площадка для вертолетов, гараж на две машины и место для семи лодок, включая королевский катер.
Команда должна быть набрана из торгового флота и матросов-стажеров, а капитан – только морской офицер.

Как показывает опыт, постройка королевских яхт выглядит нелогично, если нет логики в самом существовании монархии. Столетия назад никто не спорил, что вполне оправданно тратить деньги на свою королеву, и в самом деле все верили, что делают это правильно. Сегодня расчеты неумолимо вертятся вокруг двух вопросов – эффективности вложения денег и… будущего монархии.


Да, королевские яхты пережили эпоху расцвета. По правде говоря, они принадлежат прошлому – временам, когда каждый не только знал свое место, но и представлял себя на другом. Однако есть во всем этом и какое-то очарование. Великая Викторианская эпоха создала неповторимые по красоте корабли, счастливое соединение дизайна и практичности. Мы можем восхищаться Версалем, зная о создавшей его эпохе, так же, как можем смотреть на огромные яхты с паровыми двигателями, и думать об ужасных условиях, от которых страдали и строители, и те, кто работал на борту.


Истинная трагедия более прозаична: ни одна из безупречно оборудованных и любовно сохраненных викторианских яхт не дошла до нас в своей первоначальной форме.
Напоследок – трогательная страница в истории «Британии».


Самым запоминающимся моментом в церемонии окончания британского правления в Гонконге был уход старого судна. Оно снялось с якоря в полночь и медленно удалилось за горизонт, как бы символизируя закат Британской империи.


Ну а что сейчас со старой доброй «Британией», служившей верой и правдой короне на протяжении почти полувека? Она стала плавучим музеем и открыта для осмотра в эдинбургском порту Лейс.

Николаев Николай


Написать комментарий


Текст комментария:



























111